11 марта 2004

Автор: Павел Шулешко

Миниатюра № 3(17) 2004

   Как правило, техника — это уловка. Акваланг, к примеру, — это способ, нырнув под воду, по сути остаться на берегу. Феномен искусственного интеллекта намекает на наше знание того, как мы устроены. А это создает уют. И не исключено, что искусственный интеллект — тоже только уловка, несколько утомительный способ нырнуть в самих себя, расплатившись механикой и числовыми абстракциями за возможность «остаться на берегу», за иллюзию знания в отсутствие риска. Но в чем риск?
   Эпоха science fiction оставила после себя реплику: «Мы находимся в глупом положении людей, боящихся цели, к которой они стремятся». Возможно, искусственный интеллект — одна из таких целей. Есть вопрос, который традиционно запрещен мыслящей машине. Она не должна спрашивать о себе «кто я?». Табу этого вопроса — правило игры.
   Интрига одной старой повести Лема в том, что машина стала искать ответ на него. В эпилоге она умирает, после попыток противостоять заложенной в нее программе или хотя бы понять ее. Эта машина была аналогом женщины, а потом какого-то насекомого (и в обоих состояниях ее следование программе напоминало инстинкт насекомого). Еще она была убийцей. Однако разве это ответы: насекомое, убийца?.. Повесть называлась «Маска».

P. S. 2011, декабрь. Занятия SCUBA-дайвингом легко убедили меня, что метафора акваланга здесь куда более условна, чем я предполагал.

    Присоединяйтесь к нам в Feedly

Теги: Станислав Лем | Science Fiction | Искусственный интеллект | Компьютер | Литература | Цифровые технологии

Вы можете стать первым, кто оставит комментарий!

— Комментарий можно оставить без регистрации, для этого достаточно заполнить одно обязательное поле Текст комментария. Анонимные комментарии проходят модерацию и до момента одобрения видны только в браузере автора

— Комментарии зарегистрированных пользователей публикуются сразу после создания

Написать новый комментарий

Спaсибо!