20 января 2004

Автор: Королев Юрий

Прикладная футурология

Вспоминая о будущем…
   Мы, системные интеграторы, как и другие участники рынка, продаем то, что покупают сегодня, но при этом думаем о завтрашнем дне. Возводя «воздушные замки», мы охотно приглашаем в них людей творческих, близких нам по духу и «футурологически выдержанных». Замечено, что обычную «синицу» охотнее покупают у того, кто не просто держит ее в руке, но еще и вслух мечтает о «журавле». Энтузиазм — штука заразная (в хорошем смысле).
   А настанет день — рынок купит и «журавля». Спрос на журавлей есть всегда — в среде тех же нынешних потребителей «синиц»: архитекторов, строителей, инженеров и системных интеграторов. Хорошо известно, о чем мечтает каждый из них в отдельности. И если блеснет у кого-нибудь идейка, способная осчастливить всех сразу, то это и будет тот самый «журавль», которого оторвут с руками.
    Если в двух словах, то все хотят быть свободными. В первую очередь от аморфности материала, с которым приходится иметь дело. У каждого под рукой, образно говоря, куча сырой глины, из которой предстоит «вылепить» — построить — нечто определенной формы и размеров. Так вот, строить в традиционном смысле слова уже никто не хочет: устали. Хотят собирать. Завидуют тем, кто работает с компьютером, кому не приходится месить жидкий кремний для микропроцессоров и даже за паяльник браться. Эти собирают из готовых блоков все, что угодно, программируют себе, компилируют. Чем больше разных стандартных блоков будет в области архитектуры и строительства, тем шире станут возможности архитектора в поисках формы, а строителя — в реализации проекта.
   Казалось бы, системный интегратор уже поймал своего «журавля», как и упомянутый выше программист. Но, будучи привязан к бетонным стенам, которые приходится долбить для прокладки коммуникаций, к жестко заданным формам здания и структуре инженерных систем, где все и вся враждует и конфликтует, он, стремясь к системному консенсусу, на деле приходит лишь к компромиссу. И то не всегда.
   Свобода от рутинной подготовки исходного материала — это свобода творчества. Художник не производит краски, он их покупает. Палитра архитектора в последнее время значительно обогатилась: появились совершенные компьютерные программы интеллектуального проектирования. Строители (на Западе) тоже не в обиде: в одной из предыдущих бесед мы уже говорили о последнем Builder’s Show в Лас-Вегасе (см. Art Electronics, № 1(10), 2003), где прилюдно собирались дома из т.н. prefabricated blocks (иными словами, «строительный конструктор»). У нас, системных интеграторов и установщиков коммуникаций, материальная база для творчества огромна и разнообразна. Впрочем, как и у инженеров.
   Что же получается? Всего навалом. Так, может быть, будущее уже наступило? И журавли давно перекованы в синиц? Увы, это далеко не так…
   На рынке сегодня есть все для того, чтобы построить дом. Коттедж. Поселок. Город. Любых масштабов. Но если вопрос «из чего?» практически снят, то другие вопросы по-прежнему актуальны. Например, «как строить?» или «что строить?».
   Поэтому новые идеи всегда в цене. Неважно, что рынок за них не всегда или не сразу платит наличностью. Идеи эти дороже денег, за которые их продают и покупают, потому что ими вымощен путь в наше, надеюсь, светлое, будущее.
   А вообще наш рынок в этом смысле похож на рынок продовольствия. Продуктов полно, и никто не задается целью отыскать еще что-нибудь съедобное. Зато постоянно придумываются рецепты, позволяющие из имеющегося набора ингредиентов создать новое блюдо!

Как строить?
  Этот вопрос объединяет в себе множество важнейших проблем узкопрофессионального характера, комплексное решение которых лежит не столько в технологической или экономической, сколько в идеологической плоскости. Возможный вариант этого решения был воплощен в совместном проекте ICS с инженерными компаниями, названном «Мультидом» (см. Art Electronics, № 4(9), 2002).
   Это не интеллектуальный суперособняк, а образ мышления, манифест компаний-единомышленников, увлеченных идеями интеллектуального строительства, гибкости и стойкости объектов во времени, эффективного потребления ресурсов и прозрачности инвестиций. Орудие труда, а не продукт. При отсутствии подходящего инструмента невозможно создать что-либо сложное и совершенное, включая интеллектуальный объект в нашем, достаточно радикальном, понимании.
  Важно найти подход, получить практический опыт создания альянса совершенно разных на первый взгляд компаний, которые, объединившись «рыночным методом», смогли бы сообща решать нестандартные задачи. Оказывается, для подобного объединения ни от кого не требуется все бросить и заниматься только новым совместным проектом. Нет, каждый из партнеров может продолжать спокойно зарабатывать деньги в своей области. По мере необходимости делегированные компаниями-партнерами специалисты вливаются в сводную творческую группу, которая занимается проектированием, строительством и оснащением объекта.
   Сложившийся в строительной индустрии механизм не способен обеспечить минимизацию отложенных эксплуатационных расходов в связи с капитальными ремонтами. Привлекательность объекта для инвестора и арендатора значительно снижается, так как при изменении тарифов и переходе на альтернативное энергообеспечение трудно провести инженерное переоборудование такого здания. Переход к новому стилю совместных действий специалистов различных областей позволяет наиболее полно реализовать упомянутые выше аспекты современного строительства. Тщательно продуманный алгоритм контактов с клиентами исключает перспективу «дробного» гарантийного и постгарантийного сервиса, когда владелец дома или квартиры мечется между множеством компаний в поисках той, которая сможет (и захочет) оказать ему ту или иную услугу.
  Наконец, становится достижимой наша основная цель — переход от возведения напичканных техникой бетонных коробок к компиляции стиля жизни, воплощенной в строительстве.
  Однако есть тут одно «но». Представители архитектурно-строительного клана, послушав нас, могут встать в позу: чего это, мол, компания, имеющая к строительству косвенное отношение, осмелилась учить нас, профессионалов, нашему же ремеслу!
     Не излишняя самонадеянность заставила нас декларировать свою уверенность в том, что мы знаем, как строить, а надежда на то, что представители смежных профессий (и в первую очередь архитекторы) скажут в ответ: «И мы тоже знаем!» И вместе с прогрессивно мыслящими строителями и инженерами пойдут нам навстречу, станут нашими партнерами. Так думали мы.
   И… мы не ошиблись!
   Совсем недолго наш призыв к архитекторам, строителям и инженерам был гласом вопиющего в пустыне. К нам потянулись, с нами стали обсуждать свои проблемы, соглашаться и спорить. Появились энтузиасты нашего подхода и оппоненты, а это значит, что идея материализовалась, поселилась в умах и стала жить своей жизнью.
Впрочем, говорить о материализации идей было рановато. Альянс единомышленников — лишь первая стадия на пути к альянсу идей. Это только почва, которую еще предстоит засеять.
  Нам повезло. Мы нашли архитекторов, настроенных дружелюбно по отношению к инженерным системам и перспективе интеграции. Более того, стилистика их проектов обещала наименьший исходный конфликт архитектурного и инженерного контентов.
   Оказалось, что можно не только избежать такого конфликта, но и добиться органичного слияния архитектурных форм с инженерной составляющей.
   Познакомившись с архитектором Марком Товве (см. Art Electronics, № 5(14), 2003, стр. 48), мы были поражены степенью комплементарности его рассуждений о нашей системе ценностей. По сути, мы мыслили одинаково, только каждый в своей области. Различие наших философий носило в основном терминологический характер.
   

Концепция «Дома-концепта»
     Если мы носимся с идеей компиляции стиля жизни, то архитектор проецирует менталитет заказчика, его привычки и пристрастия на архитектурные формы. Более того, он считает, что при создании полноценного, отвечающего современным стандартам жилья (которое к тому же не должно быть статичным, а должно жить, меняться и развиваться вместе с его хозяином) одной архитектурой не обойдешься. При этом архитектурная стилистика не должна тяготеть к какому-либо определенному направлению в традиционном понимании, хотя иногда может полностью вписываться в любое направление (в зависимости от желаний заказчика). Кроме этого, она обязана с легкостью вписываться в любой ландшафт, не уродуя последний.
     Собственно говоря, цель архитектора — построить цепочку от того места, где будет стоять дом, до человека, которому предстоит в этом доме жить. Дом является не конечной проекцией человека, а промежуточным звеном цепочки «человек — природа». Архитектор воспринимает дом как живой организм, отсюда — элементы живой природы в интерьере. Ручей, текущий через гостиную, «проколы в небо» — подобная суперэкзотика настолько же естественна, как и березовая роща за окном. Но, в отличие от дикой рощи, «домашний» ручей и подобные ему изыски требуют наличия сложной, совершенной «инженерки».
   Если человек любит природу и не приемлет технократизм, это еще не означает, что он «почвенник» и луддит в душе. Можно цитировать Бродского, который считал, что конвейер — главное зло ХХ века, и при этом с энтузиазмом относиться к идеям унификации и стандартизации в строительстве и проектировании. В этом нет противоречия. Порой подобные идеи отнюдь не убивают творческое начало, а, наоборот, открывают новые горизонты. В конце концов, живая природа тоже строится из «унифицированных» клеточных структур, а они в свою очередь — из стандартных молекул и атомов.
   И если формообразование в мире животных и растений происходит по «матрично-конвейерному» принципу воспроизведения генной информации, то и дома могут и должны строиться так же — с той лишь разницей, что «генотип» дома создается архитектором и его партнерами по проекту.
   Принцип формообразования Дома-концепта настолько прост и естественен, что при всей своей революционности кажется скорее традиционным. Основные структурные компоненты — платформа («корни дома», фундамент, в котором сосредоточено практически все инженерное оборудование) и «лес», то есть вертикальные несущие конструкции, на которые слой за слоем «надеваются» горизонтальные проекции стиля жизни обитателей дома — этажи с организованным жизненным пространством. Они образуют «крону» и «листья»: различные элементы конструкции, которые не являются несущими, — «аксессуары и украшения» жизни в доме.
   Стены больше не являются элементом несущей конструкции дома, их форма и материал произвольны. Такой дом может не иметь стен вообще или иметь стены из вакуумного стекла. Произвольна и форма всего дома, никаких ограничений.
  Гибкость и способность к трансформациям обеспечивается за счет «коридоров мутаций», которые необходимо предусмотреть на стадии проектирования. При этом достаточно просто задать направления, в которых ожидается дальнейший прирост конструкции, и неважно, что именно будет пристраиваться.
Архитектор мысленно «оцифровал» обычный лес и на основе полученной модели вывел целую архитектурную доктрину. Что касается возможностей реализации подхода, в технологическом плане особых проблем нет.
Дом-концепт вызвал ощутимый резонанс в архитектурной среде. Но еще более живой отклик он получил у нас, системных интеграторов. Ведь это — именно то, что мы искали, и что, оказывается, искало нас! Дом-концепт в равной степени дружелюбен по отношению к ландшафту, человеку и любым, самым сложным, инженерным и коммуникационным системам. Редкий случай «врожденного» искусственного интеллекта!

«Любой Дом» — совместный проект ICS Group и MT Group
   Совместный проект «Любой Дом» был презентован на состоявшейся в конце ноября 2003 года выставке Hi-Tech House. Компания ICS внесла в «Любой Дом» свою лепту — 3 Пи™: интегральный проект, интегральный подряд и интегральный продукт.
   Новый проект может дать результаты уже не только идеологического, но и вполне вещественного характера: комплект строительной документации, а по прошествии определенного времени — коттедж или даже целый поселок.
  Наша «утрамбованная целесообразность» подхода и методологии, как и интеграция «инженерки» и электроники, входят в состав двух Пи «Любого Дома». В результате образуется третья Пи — интегральный продукт, в котором семиуровневая инженерно-электронная модель — не цель, а средство. Это продукт законченный, но не окончательный — в том смысле, что в нем заложена динамика. Предусмотрены определенные точки, от которых может пойти дальнейшая эволюция. В этом принципиальное преимущество «Любого Дома» перед просто домом — статичным объектом, который может изменяться лишь в процессе дорогостоящих и травмирующих психику капитальных ремонтов. Хозяин, пытающийся достичь более высокого уровня комфорта «методом проб и ошибок», на втором-третьем ремонте обычно сдается и, признав свой дом непригодным для жизни, решает его продать.
  Конечно, для строительства «Любого Дома» нужны инвестиции. А для «продвинутого» инвестора «Любой Дом» не может оказаться непривлекательным. В силу целого ряда причин. Но прежде чем коснуться их, объясним, чем данная архитектурная модель близка инженерам и нам, системным интеграторам.
  Итак, все основное оборудование прячется в «платформе». Никаких центральных кондиционеров на чердаке, разве что солнечные батареи на крыше. «Платформа» — это не только инженерный и «мозговой» центр дома, но и терминал для ресурсов, естественных и искусственных. Вода и тепло могут забираться непосредственно у земли: через скважину и с помощью теплового насоса (температура почвы на глубине нескольких метров 20° С обеспечивает порядка 98% теплового баланса дома). Подземные коммуникации подводят в «платформу» электроэнергию, телефон, Интернет и пр. Тут же, в подвале, расположен «интеллект» системы управления. Техническая зона с отдельным входом, полностью изолированная от жилого пространства, — идеальное решение!
   Как нетрудно увидеть, модель «Любого Дома» идеально подходит и под концепцию энергопассивного дома. Подводимые извне ресурсы требуются в минимальном количестве, а расход их рационален и экономичен.
   Вертикальные «стволы», или «лес», — это не только элементы несущей конструкции сооружения, но и каналы, по которым наверх, в жилую зону, подаются вода, теплый или охлажденный воздух, сильные и слабые токи, а вниз отводятся отработанные ресурсы, которые, пройдя через систему фильтрации «платформы», отдаются земле — ствол живого дерева не только поддерживает крону, но и питает ее соками, идущими от корней. «Лес» может быть оформлен в интерьере, в частности, в виде колонн. Одна колонна, например, — это «электрическое» дерево, вторая — водяное, третья — воздушное, четвертая — газовое и т.д.
  А по «коридорам мутаций» вместе с разрастающимся домом будет расширяться и его инженерно-электронная составляющая. Просто и естественно: ствол дерева растет и ветвится, а вместе с ним — система питающих новую поросль сосудов. При разрастании дома — и это очень важно — не нужно перестраивать инженерные системы, достаточно лишь добавлять новые компоненты!

Прозрачность «Любого Дома»
   Здесь имеется в виду не прозрачность стен (хотя и это возможно), а предельная ясность всех процессов, связанных с проектированием, строительством и эксплуатацией дома. Включая последующие безболезненные трансформации и, самое главное, инвестирование и управление рисками. Но об этом чуть позже, а сейчас еще о творчестве.
   Я считаю, что «Любой Дом» — это гигантский прорыв не только в развитии архитектуры и инженерных систем, но и в компиляции среды обитания, компиляции стиля жизни. Все, и сама конструкция, и инженерно-электронное наполнение, будет строиться из стандартизованных, унифицированных составляющих, а значит, эти процессы не зависят от масштабов проекта и стилистики будущего дома. Если до сих пор мы строим и оснащаем в общем-то стандартные жилые объекты, прибегая при этом к немыслимым ухищрениям, то «Любой Дом» — это абсолютно произвольный объект, который проектируется и строится из стандартных составляющих хорошо известными способами. Элементы творчества полностью изымаются из стадии выполнения (становится ненужной знаменитая смекалка русского мужичка, помогающая в решении стандартных задач нестандартными методами) и концентрируются в стадии проектирования.
   Более того, творчество становится доступным и заказчику, который чаще всего ограничивается рассуждениями: «Шкафчик бы неплохо было поставить сюда, а сюда вот — тумбочку». Он боится вникать в сложную незнакомую область, где лишь архитектор, строитель и инженер чувствуют себя, как рыба в воде. Но если общение с клиентом будет построено по интерактивному сценарию, включающему систему унифицированных вопросов (такой сценарий однажды найдет свое воплощение в специальном программном обеспечении), то клиент, как бы далек он ни был от строительства, с превеликим удовольствием примет участие в процессе компиляции своей среды обитания, своего стиля жизни. И тогда дом действительно станет своего рода «портретом» хозяина.

Обращение в письменном виде
     В ходе разработки проекта «Любой Дом» мы написали «Письмо к инвестору», в котором было показано, что риск инвестирования уменьшается, зато возрастает возможность управления рисками. Первое является прямым следствием снижения роли человеческого фактора. Иными словами, выбор подрядчика значения не имеет: уйдет один, придет любой другой, и не нужно будет начинать все сначала. Сейчас обычно при смене подрядчика приходится возвращаться к начальной стадии, часто сломав все, что было сделано. Причина, которая иногда тормозит крупные проекты не только у нас, но и на Западе: неучтенные расходы на «смену команды», после того как новый подрядчик объявляет, что старый все сделал неправильно.
   Мы подробно описали структуру затрат на средний объект в пределах сорокалетнего цикла. Круговая диаграмма показывает, что расходы на проектирование, строительство и пользование ресурсами составляют только четверть, а все остальное — капитальные ремонты и перестройка. И если мы имеем дело с объектом непрозрачным и негибким, их, увы, не избежать.
   Мы проанализировали распределение затрат во времени и определили момент достижения некоей условной суммой совокупного владения (ССВ) величины 100%. Затем наметили несколько вертикальных срезов (эскизный проект, рабочая документация, завершение строительства, эксплуатация) и разбили жизнь объекта на этапы. И нарисовали четыре кривые, каждая из которых соответствует различным подходам к проектированию и строительству.
   Об этом — подробнее:
  1. Некомпетентный подход, свойственный мелким подрядчикам и инсталляторам. Проект обычно бесплатный, а его авторам абсолютно все равно, каким будет результат, лишь бы продать аппаратуру и получить деньги за инсталляцию. И желательно получать что-то впоследствии за сервисный контроль.
  2. Подход искаженных стимулов (традиционная практика Моспроекта). Проект как отдельное явление не существует. Это фактически сумма затрат на строительство и оснастку; определенный процент в качестве гонорара получает автор проекта. Естественно, он всеми доступными средствами старается предусмотреть в проекте побольше дорогой техники, изобретая немыслимые обоснования. Или не проектировать ничего вообще, воспользовавшись типовым проектом. Так строятся наши «коробочки»: отмучились раз, а потом продают рабочую документацию всем желающим за большие или малые деньги.
   3. Промышленный подход. Является наиболее успешным, потому что находит применение у хорошо организованных компаний, работающих на основе системы качества и закладывающих наиболее оптимальные решения.
   4. Подход, декларируемый проектом «Любой Дом».
Если оценить динамику расходов по этапам, то «Любой Дом» требует на первоначальных этапах весьма незначительных средств — это, по сути, стоимость анкетирования, интервьюирования заказчика. Однако, предварительно большие деньги должны быть вложены в создание самого компилятора, механизма, позволяющего практически бесплатно получить все необходимое, включая техническую документацию. Процесс имплементации (то есть строительства) тоже сравнительно недорог — при наличии стандартных элементов конструкций и четкой структуры этого процесса.
   Доведенные практически до автоматизма строительные технологии окажутся дешевыми вне зависимости от сложности формы. Эксплуатация «Любого Дома» дешева по определению: в силу того, что модель устойчива, динамична и не требует глобальных переделок.

Не забывая о будущем…
   Итак, идея строительного компилятора, о которой мы впервые заговорили год назад, снова встает во весь рост. «Любой Дом» вновь привел нас к этой теме. Он же возвращает нас к мечтам о будущем. Строительный компилятор — это и есть тот самый «журавль», которого ждет заваленный «синицами» рынок. А создать то, что ждет рынок, предстоит нам. И перековывать журавлей в синиц мы уже начали!
   

   Строить в традиционном смысле слова никто не хочет: устали. Хотят собирать!

   Свобода от рутинной подготовки исходного материала — это свобода творчества
   Главная цель — перейти от возведения напичканных техникой бетонных коробок к компиляции стиля жизни, воплощенной в строительстве 
   Вопрос «из чего строить?» практически снят с повестки, но другие по-прежнему актуальны: как строить? что строить?
   Нужно научиться создавать альянсы, в которых объединенные «рыночным методом» компании могли бы сообща решать нестандартные задачи
   На смену вынужденному сожительству архитектурных форм и инженерной составляющей должен прийти их полноценный, взаимно обогащающий симбиоз
   Дом — промежуточное звено в цепочке «человек — природа» 
   Если формообразование в живой природе происходит по «матрично-конвейерному» принципу воспроизведения генной информации, то и дома могут строиться так же — с той лишь разницей, что «генотип» дома создается архитектором
   Когда знаешь КАК, вопрос «ЧТО строить» рано или поздно решается сам собой
   Альянс единомышленников — первый шаг на пути к альянсу идей 
   Стены не обязаны служить элементом несущей конструкции, их форма и материал могут быть произвольны
Вертикальные стволы, «лес», — не только несущая конструкция дома, но и каналы коммуникаций, по которым между «платформой» и «кроной» осуществляется циркуляция ресурсов и продуктов метаболизма 

 

    Присоединяйтесь к нам в Feedly

Теги: Марк Товве | Автоматизация | Архитектура | Бизнес | Прогноз будущего | Строительство | Умный дом | Энергосбережение

Вы можете стать первым, кто оставит комментарий!

— Комментарий можно оставить без регистрации, для этого достаточно заполнить одно обязательное поле Текст комментария. Анонимные комментарии проходят модерацию и до момента одобрения видны только в браузере автора

— Комментарии зарегистрированных пользователей публикуются сразу после создания

Написать новый комментарий

Спaсибо!




Больше текстов

телеграф

Цифровая экономика – цифровое пространство: конференция в Санкт-Петербурге

телеграф

Появилась компания, готовая заняться оцифровкой сознания

телеграф

Новый стимпанк Ясухито Юдагавы в Москве

телеграф

Объявлен конкурс плакатов «Формируя будущее»

телеграф

Российские инновационные проекты на Autodesk University 2017

телеграф

Образовательный курс «Art&Science: синтез искусства и науки в XXI веке»

телеграф

Фестиваль медиаискусства Media In стартует на Новой сцене Александринского театра

телеграф

Цифра и Роза. Готика в современном искусстве

телеграф

Boiler Room вновь выйдет в эфир на фестивале Present Perfect

телеграф

Новый эпизод вечеринок серии OFF от Roots United: Rooms

телеграф

На Mercedes-Benz Fashion Week представили дизайнерские протезы рук

телеграф

Серия индастриал вечеринок OFF пройдет в Artplay

телеграф

Объявлен конкурс технологического искусства Making Art 4.0

телеграф

Дни Людвига Витгенштейна пройдут в Москве

телеграф

Открыт прием заявок на первый в России стрип-хакатон

телеграф

Центр МАРС открыл собственную площадку в Петербурге

телеграф

Виджеинг и видеомэппинг: от мировых клубов до архитектурных проекций

телеграф

На Roofus Fest выступят Mana Island и Super Besse

телеграф

Открыт прием работ на Autodesk Innovation Awards Russia 2016

телеграф

На Unreal Fest выступят футуролог Владимир Кишинец и архитектурный критик Мария Элькина