04 марта 2012

Автор: Королев Юрий

Умный дом без понтов

Дом, который завис

   Умный дом «висит» — как явление социального масштаба, которым он без всяких поправок на гиперболы и аллегории должен рано или поздно стать. Но рано уже не получается. Поздно? Потерпим, не вопрос. Только видны ли тенденции движения в нужном направлении, которые могли бы облегчить нам ожидание? Скорее, нет, чем да. И речь не только о «внешних» тенденциях — положении на рынке недвижимости, инвестиционной и страховой активности, реформах и прочих факторах. Влияют, конечно, и общеполитический фон, и экономический, и экологический. Причем все это, казалось бы, должно стимулировать рост популярности умного дома: войн и революций нет, нефтедоллары булькают в цистернах Стабфонда, благосостояние если не всего народа, то отдельных его прослоек растет.
   Вместе с тем экологическая проблема, дефицит вторичных энергоресурсов в крупных городах (и истощение первичных — на горизонте), рост тарифов и многие другие негативные факторы нашей действительности тоже указывают в направлении умного дома. Однако он прижился пока только в элитарном секторе. А чуть ниже — пустота. Массового рынка умных домов как не было, так и нет. Не прорастает элита корнями в плодородный слой среднего класса, и все тут!
   А есть ли у нас крепкий средний класс, создан ли этот плодородный слой? Скорее нет, чем да. Мелкий бизнес, основа его плодородия и экономики развитых стран, у нас пребывает в довольно чахлом состоянии, удушаемый монополиями и чиновничеством, несовершенством законов и отсутствием механизмов их исполнения (что, как известно, отчасти компенсирует вред их несовершенства, но развитию все равно не способствует). А, собственно, с чего процветать в нашей стране умному дому? Что, у нас промышленность на подъеме или сельское хозяйство? Более-менее исправно работает только добыча сырья на экспорт. А умный дом, как известно, из земли не выкопаешь…

Межиндустриальный гибрид
   Однако причины «зависания» не только снаружи — они кроются и внутри самого интеллектуального жилища. Уж больно специфическая это штука! Ведь с чего начинался умный дом? С электронной и компьютерной индустрии. С информационных технологий и кабельных систем. А его идеология выросла из индустрии домашнего комфорта, развлечений — вспомним пульты ДУ, обилие которых апологеты умного дома предложили заменить одной сенсорной панелью, навесив на нее все, чем можно управлять в доме и даже за его пределами.
Получается, что несколько развитых индустрий породили умный дом, который сам индустрией так и не стал, оставаясь и по сей день лишь областью пересечения «материнских» сфер. Нормальная индустрия — это развитый производственно-рыночный комплекс со сложившейся целевой аудиторией, стабильным и обязательно массовым спросом. А уж на этой массовости, как на фундаменте, вырастают элитарные секторы. Идет постоянная ротация технологий, которые либо дотягиваются до элиты снизу, оттачиваясь и совершенствуясь по пути, либо опускаются в массовый сектор после обкатки в элитном.
   Умный дом как понятие изобилует парадоксами и противоречиями. Начнем с того, что до недавнего времени готового продукта под таким названием просто не было. А были рецепты, которые подавали к столу вместо заказанного блюда. Не было типовых решений, все делалось с нуля с максимальными затратами времени и средств и плохо предсказуемым результатом. В последнее время дело вроде бы сдвинулось с мертвой точки, многие компании сделали ставку на типовые и даже не очень дорогие решения. Мы тоже создали свой продукт под названием MultiDome, который можно назвать законченным, имея в виду отнюдь не ограниченность спектра реализаций его идеи, а определенность алгоритмов проектирования. И в процессе работы над этим продуктом мы, естественно, столкнулись с известным парадоксом: инженерные системы проектирует одна организация, интерьер — другая, при этом архитектурные решения уже имеются. А вот «умную часть» отдают нам, системным интеграторам. Однако если рассудить, умная часть — это что? Скажем, у лошади или коровы — это голова, мозг? Если рассматривать дом как устойчивый организм, то его части должны взаимодействовать и в чем-то дублировать друг друга. Выражаясь фигурально, если одну ногу парализует, организм перестроится таким образом, чтобы по возможности скомпенсировать ущерб, сохранив устойчивость на трех ногах. А для этого все его части должны быть «умными»!
   Умный же дом в реальности фактически представляет собой простую сумму архитектурно-инженерного каркаса и «умной» электроники, которая, будучи внесена в дом, стоит чуть ли не дороже самого здания! И что получается: до того, как появилась эта «умная» электроника, все дома, в которых люди жили раньше, были «бестолковыми»? Ерунда!
   Реальное развитие концепции умного дома вступило в противоречие с понятием зоны обитания. На деле все происходит следующим образом: строят «глупую» коробку, в которой затем оборудуют «музей умного дома». В большинстве случаев такие «музеи» — пустая трата денег на необоснованно дорогие излишества. В известной мере первый этап развития умных технологий у нас сильно напоминает «эпоху железных дверей»: в период перехода от СССР к России все ставили железные двери — на квартиры, офисы. Спасает ли железная дверь от вторжения? Скорее, нет. Она лишь служит для самоуспокоения, точнее, самообмана. Так и умный дом, многое в котором практического применения не находит, но все равно нужно — «чтоб было».
   Может быть, именно отсюда и проистекает недоступность умного дома в массовых масштабах? В самом деле, без чего жить действительно нельзя, а чем можно пренебречь из соображений экономии? Гибкость умного дома теоретически позволяет наращивать и расширять систему, «докупать» комфорт, по мере того как появляются новые потребности.

   Вообще-то, ничего сверхнового в каркасе умного дома нет. И ничего сложного или сверхдорогого. К примеру, система безопасности. Ее обязательная программа по пунктам, по мере убывания приоритетности.
1. Противопожарная сигнализация.
2. Средства электробезопасности. Причина 66% пожаров — изъяны электропроводки.
3. Средства обнаружения утечек газа. Тяжесть последствий в данном случае очевидна.
4. Автоматическая система блокировки протечек водопровода. Смертельной опасности они не несут, но могут привести к ощутимым затратам на ликвидацию ущерба.
    Но что такое пожарная станция? Это простейшая и надежнейшая система, а не какой-нибудь утонченный сервер, который в силу своего высокого интеллекта иногда и ошибиться может. То же самое — приборы в электрическом шкафу. Это средства, ответственные за жизнь человека, и только. Должны ли они быть «умными»? Необязательно. А вот надежными во всех вероятных и даже невероятных ситуациях — непременно.
   «Низовой» уровень предложений, востребованных средним классом — это типовые загородные дома или коттеджи площадью 100–200 кв. м. На «фундаменте безопасности» можно надстраивать следующий технологический уровень, который уже имеет прямое отношение к комфорту. Причем своими силами, воспользовавшись несложными приборчиками и элементарными техническими знаниями, практически на уровне идеологии «Сделай сам». Например, можно задать адреса и управлять светом и другими нагрузками прямо по сети электропитания, как в системе X-10. Или делать это без проводов, через радиоканал. Но если речь идет об IP-контроллерах и программировании, идеология «Сделай сам» становится неуместна. Или об энергоэффективности. Тут мы волей-неволей должны идти в слабые токи, в материаловедение, в серьезную автоматизацию и другие специфические области, поскольку на энергоэффективность влияет все.
   Далее: нужна ли интеграция в принципе? Скорее всего, для выбранных нами масштабов объективно нет. Ее целесообразность возникает, когда количество точек контроля и управления больше некоторого числа. Какого именно — вопрос спорный. Возможно, здесь подойдет цифра 50. Она меньше ста, но больше десяти. К тому же, наверняка она вызовет массу возражений и желание дискутировать, что само по себе неплохо…
   Далее: является ли сенсорная панель обязательным элементом умного дома? Конечно, нет. Но если вроде и не нужно, но хочется, никто не мешает со временем, когда появятся деньги, приобрести таковую за две, три, четыре тысячи долларов. И это будет самый дорогой атрибут системы. Сколько стоит диммер, заменяющий выключатель? Ну, раза в два дороже выключателя. Получается, что в общей смете расходов на землю, строительство и подводку коммуникаций стоимость базового варианта умного дома — вплоть до сенсорной панели — практически незаметна.
   И кстати, о кабельных сетях: нужна ли в скромных коттеджах пятая категория? Опять же объективно, раз уж мы вспомнили о ней только сейчас, когда все уже собрано и работает, не нужна. Но если в числе приоритетов есть интернет, компьютеры, то почему нет? Тем более, что ее можно использовать и в интеграции домашнего хозяйства.

Умный дом по результатам
   Вообще, по моему глубокому убеждению, автоматизации должно быть по минимуму. В отдельных случаях ее может не быть совсем, от чего дом не обязательно становится «бестолковым». Умным ведь он должен считаться по результату, по степени уюта живущих в нем людей, а не по количеству и стоимости установленного в нем оборудования! Однако на данный момент тема умного дома у нас сильно «перегрета», притом что практическая реализация идеи в широком смысле заморожена. На первый план вынесены виртуальные добродетели умного дома, «пыль в глаза». А прямая практическая польза от прогрессивных технологий затушевывается. Взять хотя бы выставку Hi-Tech House. Неискушенный посетитель с трудом может себе представить роль разных датчиков и контроллеров в контексте своего жилого пространства. Хотя то, что «это круто», он чувствует сразу (не понимая, почему). И в этом смысле самым наглядным экспонатом выставки является общественный туалет в подвальном этаже здания Гостиного Двора с «умными» кранами: подносишь руки — течет, убираешь — не течет. Это уже не муляж, а практическое воплощение!

Умный дом в складчину
   Массовое распространение умного дома в бюджетном жилищном секторе вполне реально в рамках той же ипотеки (хотя ипотека не пойдет без страхования, а страхование — без той самой «обязательной программы», причем реализованы ее пункты должны быть как отработанные типовые решения и на очень высоком уровне качества). При этом цена зачаточной «умной части» окажется на порядок ниже стоимости земли, строительства, коммуникаций. И даже если взять за основу слаботочные сети, то есть не самый низовой уровень, это тоже не сделает погоды в ценообразовании. Особенно когда речь идет не об отдельно стоящем особняке посереди поля, а о поселковых образованиях. Отдельно стоящий «дом отшельника» — это в любом случае гигантские и ничем не обоснованные затраты, особенно на коммуникации. В поселке же эти затраты «размазываются» по всей его площади, становясь доступными каждому. Это если говорить о таких финансово-емких коммуникациях, как водо-, электро- или газоснабжение. А информационные сети (наша пятая категория) или даже оптоволокно с общими на весь поселок накопителями и внешними терминалами вскладчину и подавно будут стоить копейки! И дальнейшее наращивание доставшейся практически даром базовой конфигурации (то есть произвольная программа после обязательной), будет делом индивидуальным. Отвечающее запросам времени и обладающее иммунитетом к моральному старению, жилье будет готово вернуть средства в случае его продажи, и скорее всего даже с учетом дополнительных вложений, если мы говорим уже не о базовом, а о более серьезном варианте.

А… гибкость?
   Мы не однажды говорили о том, что дом, как живой организм, может разрастаться, менять очертания и свойства.
   Однако если не выходить за пределы рассматриваемого нами низового сектора, следует отдавать себе отчет в том, что на 10–15 сотках особо не разрастешься. Можно поставить на участке еще какой-нибудь «объект» типа гаража или «домика», но и в них будет работать та же малая автоматика, что и в основном строении. И если кто-то думает, что на 15 сотках он сможет разрастись ввысь, надстроив сколько надо этажей и кардинально подняв свой уровень жизни, он сильно заблуждается. Дело не только в площади кусочка земли, но в лимитах! Если вам выделено 3 кВт мощности, то с помощью системы распределения приоритетности нагрузок вы еще сможете «уложить» в этот лимит киловатт 10, разнеся нагрузки по времени включения, но уж никак не 30–40! Типовой коттедж никогда не удастся дорастить до размеров усадьбы. И если уж ваши доходы и амбиции достигли такого уровня, проще будет сменить место жительства — и это тоже своего рода гибкость.

Разнообразие и пропорции
   Земля диктует объекты, которые могут быть на ней возведены. Наши 10–15 соток на коттедж — это типовое поселковое образование для людей, которые не имеют больших денег, но хотят жить качественно. В низовой рыночный сектор входят также энергопассивные дома, стоимость строительства которых минимальна, поскольку используются природные (и экологически чистые) материалы. Это дома хоть и с очень качественным, но непривычным для нашего «молодого» потребительского менталитета уровнем жизни. Не каждый решится жить в таком доме, если на вопрос «А кондиционер там есть?» ему скажут «Зачем?» Поэтому статистически спрос на такие дома должен быть ниже. А какие еще есть дома? Например, дом энтузиаста, или психопата (называйте, как хотите). Это дом-функция, жилое пространство вокруг одной комнаты, в которой может быть студия звукозаписи, коллекция бабочек или громадная библиотека — в зависимости от того, на что хозяин неровно дышит. В частности, это может быть и «умная часть» сама по себе — полигон для бесконечных экспериментов со световыми сценариями, избыточно нафаршированный техникой. Далее: дом, с которым связано слово «элита». Там неважно, что сколько стоит — земля, сооружение, начинка. Важно, в каком окружении он находится, и что все должно быть the best. Наконец, «философский дом», или дом будущего. Это именно тот самый дом — живой организм, который обладает способностью роста. Собственно «умный дом», а не та или иная его проекция, как все остальные виды. Он дорог на стадии проектирования, но весьма экономичен в строительстве и эксплуатации. Это дом-концепт, который в наибольшей степени отвечает требованиям рациональности с учетом тенденций будущего. Со временем таких сооружений будет все больше. А, может, только такие и останутся.
   Теперь о рынке. Рынок должен предлагать все разнообразие домов в определенных пропорциях, в соответствии со спросом. И делать разные дома будут разные компании. К элите и дому будущего можно будет подпускать лишь самых квалифицированных интеграторов, которые свяжут воедино множество тонких настроек. Таких компаний не может быть много, это бизнес не сетевой. Обслуживать бюджетный сегмент рынка с коттеджами на 10–15 сотках станут другие (здесь бригада из восьми человек без труда сможет устанавливать типовую «умную часть» в 30–40 домах за какие-то три дня!). «Дома-философы» и строить будут философы, но умеющие класть камень на камень. А энергопассивные дома — опять же философы, но знакомые с историей строительства.
   Сейчас в низовой сектор компании не идут — прибыль низкая. Однако когда этот сектор станет массовым, именно в нем будут зарабатываться основные деньги. Вот тогда умный дом и станет настоящей индустрией, он приобретет естественную для любого рынка сегментацию: широкий низ и узкий верх, а не наоборот, и тем более не верх, висящий в воздухе!

Однообразие и диспропорции
   И опять я вынужден говорить о пропорциональном развитии индустрии и рынка умных домов в будущем. А в настоящем — констатировать застой и диспропорции. Откуда это идет? Долго искать не надо. Взгляните на российский рынок городского первичного жилья. На нем практически нет места конечному пользователю. Это рынок инвестиций, а не потребления! Между продуктом и конечным потребителем здесь неизменно вклинивается посредник, вытесняя потребителя в сектор вторичного жилья (включающего новостройки). Строительные монополии берут свои деньги «на входе», и дальше им уже ничто не интересно.
   А что происходит на селе? В полном расцвете период захвата земель. Одна за другой идут волны приватизации. «Куплю землю дорого!» — все большие подмосковные дороги увешаны такими плакатами. Цены растут, земля не переходит в стадию пользования. Зачем строить на ней поселки, к которым придется вести дороги и коммуникации, если можно просто выдержать ее годик-другой и потом сделать несколько «концов» на перепродаже? Все очень просто: пока цены растут, идет процесс накопления. Потом рост цен замедлится, от земли начнут избавляться все активнее, и цены пойдут вниз. Но, успев достигнуть фантастических высот (а наверняка с землей будет примерно то же, что со столичными квартирами), они вряд ли вернутся к стартовым отметкам.
    Я с трудом себе представляю, каким образом представители среднего класса с доходом порядка $20000 в год могут приобрести сегодня жилье. Хотя именно для них — теоретически — затеваются разные госпрограммы.
Рынок жилья и строительства сегодня у нас уродлив и перекошен. Когда он восстановит нормальные пропорции? Только после того, как они будут восстановлены в бизнесе и самом обществе. А основы любой экономики — развитого мелкого бизнеса — у нас нет. Ремесленники, составляющие его костяк, сегодня в дефиците. А в избытке — чиновники, юристы, олигархи. На одного чиновника должно приходиться минимум десять предпринимателей, а не наоборот, как у нас. Сейчас малый бизнес, удушаемый поборами чиновников, еле-еле преодолел отметку в 5%. То, что его давят, конечно, в каком-то смысле даже идет на пользу — крепчает. Но развитие общества и экономики замедляется. Остается ждать, когда будут взяты очередные «знаковые» рубежи. А после того, как он наберет критическую массу, его уже невозможно будет остановить — никакой армии чиновников не хватит! Но все это опять же в будущем. А пока присосавшиеся к кормушке паразиты продолжают оттеснять конечного потребителя от предназначенного ему конечного продукта. Все благодаря тем самым диспропорциям.

   Индийская классификация различает следующие касты: раб, хозяин, купец, воин, чиновник и царь. В применении к нашему обществу раб — наемный работник, хозяин — наниматель, дальше тоже все ясно. А причина диспропорций в нашем обществе в том, что воин (армия, милиция, таможня) выпал из своей почетной касты и стал банальным мародером. Его предназначение — выполнить миссию и умереть. А пока ему ничего не поручили, он не должен заботиться о хлебе насущном, государство должно обеспечить ему безбедное существование на высоком уровне. Однако ничего подобного ему не обеспечили, вот он и стал грабить нижестоящие касты, особенно купца, которого трогать нельзя по определению: он дистрибьютор, он создает рабочие места, он, даже если и не вызывает особой симпатии, закручивает коммерцию, поддерживает температуру экономики. А тут еще и чиновник с воином вступили, как выразился царь, в интимно-коммерческий альянс, и зажилось им в коррупционном болоте так же вольготно, как дрожжевым грибкам в сахарном растворе! Выйдет какой-нибудь особист в 45 лет на пенсию — а жизнь-то только начинается! За плечами карьера, опыт, а, самое главное, в руках пухлая «клиентская база». Самое время учредить частную фирму и получить от жизни все, чего недодали на государевой службе! Бывает, чиновник с воином и олигархов покусывают (которым почему-то в индийской кастовой классификации места не нашлось), но не так, чтобы очень. И к тому же только чужих, а своих оберегают, крышуют, лоббируют. Крупный бизнес ведь непотопляем, в отличие от мелкого и среднего. Вот и резвится кучка народу в 400 тысяч человек, а остальные 150 миллионов со слезами умиления смотрят на их невинные забавы. Что может построить эта кучка? Только то, что уже построила — умные дворцы с золотыми унитазами.
   Так что просто время такое, диспропорциональное. А умный дом — что умный дом? Он только зеркало эпохи, но не сама эпоха! Вот и висит, как зеркало на стене… И отражает!

    Присоединяйтесь к нам в Feedly

Теги: Умный дом

Вы можете стать первым, кто оставит комментарий!

— Комментарий можно оставить без регистрации, для этого достаточно заполнить одно обязательное поле Текст комментария. Анонимные комментарии проходят модерацию и до момента одобрения видны только в браузере автора

— Комментарии зарегистрированных пользователей публикуются сразу после создания

Написать новый комментарий

Спaсибо!




Больше текстов

телеграф

Цифровая экономика – цифровое пространство: конференция в Санкт-Петербурге

телеграф

Появилась компания, готовая заняться оцифровкой сознания

телеграф

Новый стимпанк Ясухито Юдагавы в Москве

телеграф

Объявлен конкурс плакатов «Формируя будущее»

телеграф

Российские инновационные проекты на Autodesk University 2017

телеграф

Образовательный курс «Art&Science: синтез искусства и науки в XXI веке»

телеграф

Фестиваль медиаискусства Media In стартует на Новой сцене Александринского театра

телеграф

Цифра и Роза. Готика в современном искусстве

телеграф

Boiler Room вновь выйдет в эфир на фестивале Present Perfect

телеграф

Новый эпизод вечеринок серии OFF от Roots United: Rooms

телеграф

На Mercedes-Benz Fashion Week представили дизайнерские протезы рук

телеграф

Серия индастриал вечеринок OFF пройдет в Artplay

телеграф

Объявлен конкурс технологического искусства Making Art 4.0

телеграф

Дни Людвига Витгенштейна пройдут в Москве

телеграф

Открыт прием заявок на первый в России стрип-хакатон

телеграф

Центр МАРС открыл собственную площадку в Петербурге

телеграф

Виджеинг и видеомэппинг: от мировых клубов до архитектурных проекций

телеграф

На Roofus Fest выступят Mana Island и Super Besse

телеграф

Открыт прием работ на Autodesk Innovation Awards Russia 2016

телеграф

На Unreal Fest выступят футуролог Владимир Кишинец и архитектурный критик Мария Элькина